Доставка спецсвязью

На одну колодку

Добавлено: 26.07.2013

Bсе ложи современного серийного нарезного и гладкоствольного оружия изготавливаются с помощью технологий, позволяющих производить в единицу времени максимально возможное количество изделий с гарантированным уровнем качества, заложенным в техническую документацию.

Пластиковые ложи тиражируются на термопластавтоматах с использованием специальных пресс-форм. Ложи из древесины производят на специальном копировальном оборудовании: от достаточно примитивных по устройству станков, работающих на принципе пантографа, до суперсовременных станков с ЧПУ (числовым программным управлением) и ОЦ (обрабатывающих центров).

У всех упомянутых выше технологий, тем не менее, есть нечто общее, а именно: каждая произведенная с их помощью ложа абсолютно идентична по своим размерам сотням, тысячам и десяткам тысяч лож, сделанных с одной установки станка или по одной программе. Соответственно, и оружие (в пределах какой-то определенной модели), собранное с применением упомянутых лож, будет совершенно одинаковым по своим размерам.

Более того, эта ОДИНАКОВОСТЬ, поскольку она заложена в техническую документацию, будет обязательно проверена ОТК. И именно эти одинаковые автоматы, ружья, винтовки, карабины будут впоследствии выдаваться солдатам или покупаться охотниками и стрелками.

Browning B525

Здесь-то и наступает тот самый неприятный момент, когда вдруг обнаруживается, что ОДИНАКОВОСТЬ оборачивается своей крайне негативной стороной, поскольку оружие НЕОДИНАКОВО прикладисто для его владельцев, из-за того что все они довольно разные. Разные по телосложению, разные по темпераменту, разные по личному опыту владения оружием. Есть среди них самые настоящие гиганты, есть люди среднего телосложения, а есть и такие коротышки, про которых в народе говорят: «метр с кепкой».

Но и это еще не все. Среди них, в свою очередь, имеются всевозможные типы: коренастые и субтильные, толстые и худые, длиннорукие и короткорукие. Есть люди с длинной шеей, а есть такие, у которых голова, что называется, вросла в плечи. Есть люди с длинными пальцами на руках, а есть короткопалые. Наконец, есть правши и левши.

Если же коснуться тонкостей индивидуальной подгонки оружия, то обнаруживается масса дополнительных нюансов, которые оказываются очень важными и сильно влияющими на прикладистость оружия. Я имею в виду те сугубо индивидуальные манеры, особенности стойки и хвата оружия, присущие каждому конкретному человеку, взявшему его в руки.

Поясню. Кто-то, прикладываясь, буквально наваливается скулой на гребень приклада. А кто-то так и норовит при вскидке оружия отвести голову назад, чуть ли не касаясь при этом своей щекой затыльника приклада, а то и собственного плеча. Кто-то упрямо упирает торец приклада не в подключичную зону, а в середину дельтовидной мышцы (прямо над бицепсом). Кто-то прижимает правый локоть к ребрам, а кто-то задирает его в облака.

Кто-то держит левую руку чуть ли не на ствольной коробке, а кто-то за конец цевья. Каждый из этих факторов в отдельности или их определенный набор может привести к тому, что кому-то оружие будет ложиться при вскидке идеально или, наоборот, кому-то окажется абсолютно непригодным для меткой стрельбы.

Все вышеупомянутое касается любого серийного оружия без исключения. Причем совершенно неважно, на каком заводе и в какой стране сделано это оружие. И возникает несколько резонных вопросов, ответы на которые представляют, на мой взгляд, большой интерес.

Вопрос: Должны ли разработчики оружия закладывать в конструкцию ложи возможности ее дальнейшей индивидуальной подгонки под конкретного владельца?

Ответ: БЕЗУСЛОВНО! Заграничные производители оружия вне всяких сомнений уделяют этому вопросу должное внимание. В чем это выражается?

Пример № 1:
Приклады ружей, сделанных на фирмах: «Бенелли», «Беретта», «Браунинг», делаются заведомо для длинноруких охотников, имеющих впалую грудь.
Доказательством тому служат увеличенная длина прикладов и их своеобразный питч (расстояние от спуска до носка значительно превышает расстояние от спуска до пятки). Думаю, что итальянцы и бельгийцы рассуждали при проектировании прикладов совершенно здраво и логично: из длинного приклада с оттопыренным носком, отпилив соответствующий кусок, ВСЕГДА можно сделать более короткий приклад (например, для атлета-коротышки) без ущерба для внешнего вида оружия.
И еще один довод в пользу этого предположения. Тонкие дешевенькие пластиковые затыльники с острейшим носком и острыми кромками, «украшающие» приклады оружия упомянутых фирм (и даже такого гранда, как «Блазер») свидетельствуют, на мой взгляд, не о жадности или прижимистости производителей, а как раз, наоборот, об их прозорливости и предусмотрительности.

Blaser R93SemiWeightGrandLuxe

В том смысле, что они прекрасно понимают: жалкая пластиковая нашлепка на торце приклада все равно будет выброшена будущим владельцем оружия и заменена при его подгонке на современный дорогой амортизатор. Затыльник они рассматривают как своего рода технологическую пластину, предохраняющую приклад оружия от повреждения в течение времени, пока оно не попадет в руки будущего владельца.

Пример № 2:
Самозарядные ружья первых трех упомянутых в примере № 1 фирм имеют возможность изменения положения приклада относительно ствольной коробки, как по вертикали, так и по горизонтали, с помощью набора регулировочных шайб и прокладок.

Пример № 3:
Оснащение оружия регулируемыми прицельными приспособлениями: мушкой и прицельной планкой, позволяющими в каких-то небольших пределах перемещать линию прицеливания по вертикали.

Пример № 4:
Оснащение прикладов оружия (например, спортивного) регулируемыми гребнями.

Пример № 5:
Выпуск комплектующих изделий и аксессуаров: прокладок и амортизаторов, позволяющих изменять длину приклада.

Вопрос: Так ли уж критично, если так можно выразиться, несоответствие оружия и его владельца друг другу?

Ответ: Это зависит, в первую очередь, от того, насколько сильно телосложение владельца отличается от телосложения некоего «середняка», параметры которого оружейными дизайнерами и конструкторами во всем мире берутся за основу. Небольшое несоответствие не может оказать сколько-нибудь серьезного влияния на меткость стрельбы. Но, когда отклонения значительны, надежды на эффективную стрельбу, увы, так и останутся надеждами. Такую ложу надо доводить.

В то же время следует упомянуть о некоторых нюансах, которые, как это ни парадоксально звучит, не опровергают, а лишний раз подтверждают вышесказанное. Что я имею в виду?

Сначала о манерах и привычках, которые приобретаются стрелком за время эксплуатации оружия. Известно, что для каждого определенного вида стрельбы существует соответствующая стойка, хват оружия, манера нажатия на спуск, манера прицеливания и многое другое. Они вырабатывались и шлифовались поколениями стрелков и охотников. Владение всем этим на высоком уровне позволяет охотнику (стрелку) выжимать из своего оружия максимум того, на что оно способно.

blaser-r8-4

Безусловно, хорошо, когда рядом с новичком оказывается либо профессиональный тренер, либо опытный, искушенный в стрельбе охотник, который помогает будущему «хантеру» приобрести с самого начала ПРАВИЛЬНЫЕ УСЛОВНЫЕ РЕФЛЕКСЫ. В сочетании с грамотно подогнанным оружием такой начинающий охотник (стрелок) НА УДИВЛЕНИЕ БЫСТРО достигает достойного уровня стрелковой квалификации даже при сравнительно небольшом (!) настреле.

Увы, с тренерами да наставниками дела у нас обстояли (и обстоят) более чем неважно. Опять же отсутствие стрелковых стендов, тиров и дороговизна стрелкового спорта играют свою неприглядную роль. Поэтому подавляющее количество охотников-новичков в одиночку проходят этот пионерский маршрут, изобилующий разбросанными по нему граблями со всеми вытекающими последствиями. В итоге каждый придумывает сам себе стойку, хват и прочее, которые опять же, увы, не являются верхом совершенства. Более того, зачастую они откровенно порочны. И все эти пороки прочно закрепляются на уровне рефлексов.

Поэтому, в некоторых редких случаях происходит как бы уравновешивание неприкладистости оружия неправильными манерами и процент попаданий у такого стрелка несколько возрастает, но не более того.

Другим нюансом, как это ни странно, является ВЫСОКОЕ КАЧЕСТВО СОВРЕМЕННОГО ОРУЖИЯ И БОЕПРИПАСОВ. Безвозвратно (и, слава богу!) ушли в прошлое времена дефицита, когда лимитировалась продажа пороха и патронов, когда лишь «Азот» баловал охотников патронами промышленного изготовления, а об импортных боеприпасах можно было только мечтать.

Современное оружие (особенно импортное) обладает прекрасной кучностью, резкостью боя, равномерностью осыпи. Что касается современных боеприпасов (особенно импортных), то здесь произошел настолько мощный качественный рывок, что любые домашние самоделки ныне проигрывают по всем статьям патронам промышленного изготовления и выглядят откровенным анахронизмом. Все это вместе взятое значительно повысило требования к меткости стрельбы (единственным исключением являются лишь патроны с дисперсантом).

В итоге, те, кто стреляет из современного оружия современными боеприпасами, разделяются на две категории.

В первую (достаточно немногочисленную) входят стрелки с безупречными манерами и правильно подогнанным оружием. В их руках современный комплекс «ружье–патрон» буквально творит чудеса. Опять же именно этим обстоятельством объясняется то, что меткий стрелок ныне сплошь и рядом чисто берет добычу, стреляя патронами с дробью более мелких номеров, в сравнении с рекомендованными для данного вида дичи номерами. И никаких подранков!

Стрелки другой категории (самой многочисленной), а именно: с порочными манерами и неподогнанным оружием, в основном довольствуются промахами и грешат, как правило, на оружие или на патроны. Увы, причина, как вы понимаете, кроется совершенно в другом.

Вывод прост и очевиден: ЕСЛИ ХОЧЕШЬ НАУЧИТЬСЯ ПОПАДАТЬ, НЕ ЖАЛЕЙ ВРЕМЕНИ НА ОВЛАДЕНИЕ ПРАВИЛЬНОЙ ТЕХНИКОЙ СТРЕЛЬБЫ, ПОДГОНИ РУЖЬЕ ПОД СЕБЯ И НЕ ЗАБЫВАЙ ПРО ТРЕНИРОВКИ.

Александр Посудин, ohotniki.ru